количество съеденных солянок

16

Рубрики:

«Смысловая мясорубка» от Александра Трофимова: часть 3

10 августа 2015 года

Глава IV: Межреальностные полицейские операции, вселенные, станционный смотритель или конец бессмысленного существования и начало существования полного отсутствия смысла и логики.  Возможно, вам начинает казаться, что в этом всём определённо нет никого смысла?  Скорее всего, так оно и есть.  По крайней мере, я его тут не видел…  Ну, или видел, но только где-то на краю моего поля зрения.   Впрочем, тогда это всё было ещё более непонятным и бессмысленным, чем сейчас. Моя жизнь крутилась в противоположную сторону от всей остальной планеты, размазывая мой разум тонким слоем по общей атмосфере анархии и безумия. У меня было два выбора: первый – сойти с ума, а второй – принять правила игры и продолжать двигаться дальше.  Все эти мысли посещали мою парящую отдельно от тела голову за ланчем из бутерброда с колбасой неопределённого происхождения, которую приволокло и положило на стол непонятное оно – мой квартирант. Я подозревал, что это был кракен, но всё же решил, что это было бы слишком буднично. В общем, суть-то не в колбасе. Да и она была лишь дополнением к непонятно почему проходящему у меня на кухне балу времён Людовика XIV. Вот так меня и застало событие, которое пролило свет на происходящее вокруг меня нечто.  Ну как свет – скорее солнечный зайчик, пойманный от отражения луны на воде…  Короче говоря, я жевал колбасу и думал о вечном, а в это время в дверь моего шкафа начали раздаваться гулкие удары. После третьего удара мой несчастный шкаф сначала раздулся, как шарик, накачиваемый гелием, а потом элегантно распался на составляющие молекулярного характера. На его месте стояла странная пара — нечто похожее на здоровенного орангутанга-культуриста с лицом ГАЗ-69, а на спине у него сидело второе существо – похожее на человека с пропорциями кузнечика и с такими же длинными и нескладными ногами.  По началу они выглядели дезориентированными, но потом быстро собрались – достали что-то похожее на гипертрофированные металлические чупа-чупсы и заорали: «НАОРРРРГГДЖХ!  НАОРРРРГГДЖХ, БОРРРНЛЛЛИГНШНО! ВЫРРОЯТТЭУ,  НАОРРРРГГДЖХ, БОРРРНЛЛЛИГНШНО!».  Происходивший вокруг бал тут же остановился, откланялся, и все эти разряженные в вычурные наряды люди с удивительной скоростью эвакуировались из моей комнаты через все возможные её отверстия.  Держа в руке кусок бутерброда, я оставался сидеть посреди опустевшей комнаты, а два чупа-чупса были направлены прямо на мою голову. «ПРГЫННТОРГЧ  НАОРРРРГГДЖХ?!»  –   это было сказано явно в мой адрес. И явно с весомой долей злобы и нетерпения. Моё же лицо выражало только немой вопрос: «Что?..».  Заметив это, кузнечик похлопал газорангутанга по спине, и тот начал медленно, но неотвратимо двигаться в моём направлении. То, что напоминало решётку радиатора, внезапно распахнулось на 180 градусов… Я даже не успел подумать, что моя жизнь закончится на удивление странно, как оказался проглочен! Не знаю, сколько времени прошло, но я пришёл в себя уже на потолке. Снизу на меня смотрела пара моих новых знакомых. Удостоверившись, что я пришёл в сознание, они снова начали говорить. Несмотря на то, что я всё ещё слышал нечленораздельные звуки, я поймал себя на мысли, что я начинаю понимать смысл послания. Как мне потом объяснили, внутри орангутанга-мистера вселенной мне встроили что-то вроде выпрямителя кривых волн реальности… Это позволяло моему мозгу слегка перестраивать получаемую информацию в более съедобный для него порядок.   Но это было уже потом. Сейчас же кузнечик тыкал меня своим металлическим чупа-чупсом и пытался дознаться, где находится Наоррррггджх. Логика (если она ещё имела какой-то смысл в этой квартире) подсказывала, что это и было моим новоявленным самозваным соседом, и я указал на нужную дверь.  Правда, из следов его прибывания в комнате был только десяток пингвинов, которые судорожно пытались упаковать бездонный чемодан. После непродолжительного сопротивления, пингвины были обезврежены и лежали на полу. Касания чупа-чупсов их парализовали. Впрочем, это не мешало им кричать. Господи, я понимал, что кричали пингвины…  В следующий раз, когда будете называть их милыми, знайте — их души черны, как самые удалённые уголки вселенной.    Когда всё это закончилось, я попытался узнать у своих посетителей – что же, чёрт возьми, происходит?! Объяснение было странным, но на удивление – по-своему логичным. Мой сосед-самозванец был нелегальным эмигрантом, мелким наркобароном и одновременно локальным богом пингвиньего пантеона. Они же были чем-то вроде «Команды Б» – сила непостоянного реагирования, которая шла по его следу.  А моя квартира была чем-то вроде якоря. Она была единственной точкой во всех возможных реальностях и вселенных, которая существовала в единственном экземпляре. То есть, она сшивала их как заклёпка, с постоянной и широко известной сигнатурой. Это делало её чем-то вроде пересадочного пункта в путешествиях между мирами. Другое дело, что такое количество входов и выходов искажало потоки реальности не хуже, чем кривое зеркало искажает изображение. А я, как законный съёмщик, был теперь официально назначен на роль станционного смотрителя.  Оставив меня со всем этим (и коротким буклетом с информацией по межпространственному перемещению), они встали на место, где когда-то был шкаф, и растворились в пространстве.  На их же месте снова материализовался шкаф.  У меня осталось двоякое ощущение… С одной стороны, я теперь знал, что происходит. С другой – у меня не было ни малейшего представления, что же мне теперь с этим делать… Ну, хоть шкаф вернули. Продолжение следует…

читайте также