количество съеденных солянок

16

Рубрики:

«Смысловая мясорубка» от Александра Трофимова

15 июля 2015 года

Итак, небольшое предисловие. Ввиду того, что мы открыты для всякого рода сотрудничества (и просто дружбы), наша команда решила взять на себя смелость и предложить творческим людям Даугавпилса (и не только Даугавпилса – если Вы живёте в Риге или в любом другом городе Латвии, заграницей – это вовсе не преграда) публиковать свои работы на нашей страничке! Этот эксперимент мы начинаем с Александра Трофимова и предлагаем вашему вниманию первую и вторую главы его «Смысловой мясорубки»… Глава I. Конец. Он же начало. Так же это вроде бы было где-то в середине, но я не уверен. Очередное утро. Очередное  кофе из сухофруктов с другой стороны нашей грешной вселенной. Очередной пингвин в микроволновке. Очередной раз одна из стен демонстративно отсутствует. Я стою, пью своё варево и слегка ёжусь от потоков холодного воздуха исходящих от айсберга, мерно плывущего из кухни в ванную, чтобы там сгинуть в геенне огненной, которой является наше с вами любимое солнце. Ещё одно утро, ещё один день. Найдётся ли человек, который отпустит меня с этой должности ключника, прежде чем мой мозг потечёт из ушей как перегретый зефир? Впрочем, обо всём по порядку. De capo, так сказать. Было 24 октября. Это последняя и единственная дата, в которой я до сих пор уверен. Я тогда только-только пополнил нестройные ряды бездарей-лодырей с неоконченным высшим образованием и неверным шагом перемещался между знакомыми мне квартирами в поисках дивана, на котором я бы мог остановиться на ночь. Ура, самостоятельная жизнь? Пожалуй. Только вот необходимость самому зарабатывать свои деньги удручала. Да и лица друзей становились всё угрюмее и угрюмее с каждым моим визитом. Несмотря на первоначальное впечатление, я не был полным кретином, и спать на улице в октябре мне не очень хотелось, поэтому я стал искать себе жильё. Это и было началом всех моих последующих ночных кошмаров. Наяву и не только. На первый взгляд, предложение было великолепным – старое здание в старом же городе, но со свежим, что твоя колбаса на прилавке, ремонтом. Район был не очень популярный, поэтому даже удивительно низкая цена не затронула мои оповестительные ловушки нищеброда, и я вцепился в это объявление с энтузиазмом и мёртвой хваткой. Всё оказалось великолепно – дом, квартира, цена. Всё было ровно таким, как надо. Правда, тот парень, что сдавал её мне, был немного странным. Под немного я имею в виду очень, а под странным не от мира сего. Он говорил настолько завёрнутыми конструкциями, что я терял смысл его слов где-то на второй трети предложения и снова мог поймать только ближе к последнему слову. Впрочем, этого было достаточно, так как остальное было набором не совсем понятных инструкций, которые, в конечном итоге, приводили его к искомому слову и результату. Но мне было плевать. Это был мой лучший шанс, и я проглотил эту наживку по самую катушку. И вот через два дня я лёг в свою новую кровать. Неразобранные вещи всё ещё находились в коробках, а квартира была моей и только моей. Отопление всё ещё не работало, освещение  – тоже, но это всё равно было лучше, чем скамейка в парке. Всё было лучше чем скамейка в парке в середине того октября. Впрочем, в ретроспективе, на скамейке меня хотя бы не попытался бы съесть гибрид орангутанга, ГАЗ-69 и кофемолки… Хотя о чём это я? Тогда я был доволен и, натянув одеяло по самые уши, предался сну. Только на утро я пойму, почему так искрился счастьем предыдущий владелец квартиры, отдавая мне ключи, и почему он так смеялся, вприпрыжку направляясь в сторону метро. Глава II. Начало конца или конец начала. А также социальное самоубийство или «почему я больше не приглашаю людей домой». Я никогда не забуду то утро. Ну, то самое утро. Которое было тогда. Утром. Ведь это так здорово  взять да и проснуться утром на потолке. Не понять этого, встать с кровати, пройти мимо растущей из пола люстры, потянуться. А потом, после нескольких секунд загрузки файла с названием «Здравый смысл» понять, что происходит что-то не то. Понять, пойти назад, шаг в шаг, лечь в кровать, попытаться уснуть снова. И снова. И снова. И снова. Я мог бы написать «и снова» ещё раз пятьдесят, но – смысл?.. С этого момента я понял, в какие же неприятности я впутался. Впрочем, может, это был момент, когда я понял, насколько же я благословлён? Не знаю, да уже и неважно. С той поры как я привык, что количество комнат, расположение дверей и их назначение менялось каждые два-три часа, а гравитация и время были вполне либеральны в употреблении своих законов – всё это стало вполне буднично. Ведь что может быть такого в том, что ты заглядываешь в окно в поисках колбасы, которую ты вчера оставил парить где-то в районе тостера?.. Выходишь из дома через холодильник, не забыв захлопнуть за собой дверь покрепче, а не то пингвины нагрянут?..  Наливаешь кофе ковшиком из стиральной машины?.. Это было вполне логично и нормально, когда ты просыпался на потолке, спускался вниз по стене и протягивал руку на добрых три метра до двери в ванную. Там ты встречаешь себя, который находится там уже целых двадцать минут и разражается гневной тирадой о том, как же мы ему надоели, все эти они из его прошлого – даже уединиться человеку нельзя, и вообще!..  Всё ведь нормально? Нормально же? Нормально?!  Нормально… И вот эта сцена – словно из под пера декадентского художника явно переборщившего со своим кокаином в кратком перерыве своей строгой героиновой диеты – теперь являлась моей новой жизнью. Кто-то определённо сходил с ума. Мир или я – вот в чём был вопрос. Я склонялся к варианту о себе самом, но у мира тоже были весомые аргументы. В любом случае, человек – удивительное создание, ведь даже к такому я смог привыкнуть. Однако всё это потихоньку отдаляло меня от остальной части человечества. Все странные привычки, которые я приобрёл, иногда вылезали наружу и за пределами квартиры. Вы бы видели глаза моей знакомой, когда я распахнул шкаф, обошёл все его закоулки глазами, и был ощутимо обескуражен, не найдя там молока, за которым она попросила меня сходить. Впрочем, первой и последней девушке, которую я привёл домой, повезло куда меньше. Мы встретились на вечеринке одного из наших знакомых. Так вот, когда она отошла «припудрить носик»… Ну, вы догадались. Дверь, как назло, оказалась на своём месте. Только вот она не увидела ни ванную, ни раковину. Да и вообще – ничего хотя бы отдалённо напоминающего ванную комнату. Тем, что встретило её за дверью, был несущийся на всех парах скоростной поезд. Едва я успел её оттащить, поезд въехал в комнату, сделал «Чу-Чу!» и унёсся за горизонт. Больше я не услышал от неё ни слова. Ну, кроме тех, которые она кричала в панике и ужасе, убегая по заснеженному двору моего дома. В общем, за достаточно короткий промежуток времени мой мир сжался до размеров почти эквивалентных моей квартире. Но это всё – прелюдия. Настоящие проблемы начались, когда в мою входную дверь раздался звонок. Вернее, это была не дверь, а стиральная машина. Но всё же…  Продолжение следует…

читайте также